Накануне принятия закона против пыток парламентарии спросят Бастрыкина о деле «Мерлиона»

Накануне принятия закона против пыток парламентарии спросят Бастрыкина о деле «Мерлиона»

Накануне принятия закона против пыток парламентарии спросят Бастрыкина о деле «Мерлиона»

Об этом сообщает Русский слон



Сенатор Елена Афанасьева, депутат Госдумы Михаил Делягин и член СПЧ адвокат Шота Горгадзе подняли эту тему в рамках подготовки закона против пыток со стороны силовиков. Новый закон нужен в том числе для того, чтобы подобные истории не повторялись.


Во вторник в Совете Федерации состоялась экспертная сессия, посвящённая грядущим поправкам в УК РФ. Парламент планирует принять их уже этой весной. Мы помним, что после громких разоблачений начались не менее громкие отставки в руководстве ФСИН. Но речь идёт не только о пенитенциарной системе, а о силовиках в целом. Насилие в отношении осуждённых, подследственных и даже свидетелей по уголовным делам всегда идёт рука об руку с коррупцией.


У людей выбивают нужные показания и делают это зачастую в коммерческих интересах. Именно поэтому новый закон должен быть максимально ориентирован на защиту российских граждан от произвола людей в погонах. И именно поэтому вчера в стенах верхней палаты сенатор Елена Афанасьева предложила высказаться тем, кто знаком с этой темой не понаслышке. Мы говорим о резонансном уголовном деле о покушении на семью бывшего гендиректора группы компаний «Мерлион» Вячеслава Симоненко.


Что только ни переплелось в этой истории. Свидетели по делу о покушении превращаются в обвиняемых по каким-то другим, внезапно возникающим уголовным делам. Предполагаемые заказчики преступления сначала попадают в СИЗО, но затем выходят на свободу, не теряя своего процессуального статуса. Одни следователи увольняются, другие сталкиваются с угрозами. Адвокаты господина Симоненко открытым текстом объясняют: в деле замешаны большие, очень большие деньги. Звучит даже конкретная сумма: 100 млн долларов США.


Бывшему гендиректору ГК «Мерлион» удалось привлечь внимание к своей трагедии при помощи серии одиночных пикетов возле зданий Государственной Думы, Совета Федерации и Следственного комитета. По словам Елены Афанасьевой, во время одного из таких пикетов она и познакомилась с Вячеславом Симоненко. Вполне возможно, что только поэтому он до сих пор остаётся в живых


Елена Афанасьева, член Совета Федерации:


«В декабре 2021 года в Госдуму был внесён законопроект, где даётся определение понятию «пытки». Это любое действие, по которому какое-либо лицо умышленно причиняет сильную боль, страдание – физическое или нравственное, – чтобы получить от человека или третьих лиц сведения или признания. На мой взгляд, в этой формулировке не хватает слов «отказаться от ранее данных показаний»


По её словам, соответствующая поправка в законопроект может быть внесена ко второму чтению в нижней палате.



«История, произошедшая с Вячеславом Анатольевичем Симоненко иллюстрирует кризис в правоохранительной и судебной системе, – заявил его адвокат Кирилл Качур во время дискуссии в стенах Совета Федерации. – Отдельные должностные лица открыто крышуют и покрывают обвиняемых. Они дискредитируют образ власти в глазах граждан, подставляют авторитет руководителей ведомств и высшего руководства государства».


«26 января 2021 года. После передачи дела в СК СЗАО поступила команда о срочном изменении меры пресечения для Олега Карчева. Любой следователь обязан изучить материалы дела, чтобы принять объективное решение. Но уже утром 27 января он направил ходатайство в Пресненский суд об изменении меры пресечения. Заседание назначено на 28-е число! Потерпевшего не допросили. Прямо на заседании судья Артемов спросил представителя прокуратуры: как такое может быть, человек обвиняется в особо тяжком преступлении, а вы ходатайствуете и поддерживаете следствие чтобы его отпустили домой. Прокурор ничего не нашел лучше, это есть в протоколе, как казать: мне так сказало руководство», – продолжает Кирилл Качур. Тогда в Пресненский суд отказался изменить меру пресечения Олегу Карчеву, однако через пару недель это решение было изменено вышестоящей инстанцией.


«Туда приехал следователь Меньшов, который вел это дело. Он не обсуждал состав преступления, он не обсуждал доказательства – объективные вопросы для изменения меры пресечения. Он просто говорил, что это – хорошие и уважаемые люди», – продолжает адвокат. Результат: Олег Карчев переместился из СИЗО домой, дальше из-под стражи были освобождены и другие совладельцы ГК «Мерлион» Владислав Мангутов и Алексей Абрамов, а также руководитель службы безопасности Борис Левин. Причём произошло всё это вопреки явке с повинной одного из киллеров, который признался в поджоге дома Вячеслава Симоненко и дал показания на заказчика преступления.


«С конца января 2021 года начался процесс разваливания уголовного дела, с февраля начались угрозы всем свидетелям по данному уголовному делу. Стали возбуждать сфабрикованные дела на свидетелей. Покровский Олег трижды дал подробные показания на Карчева – о коррупции, о том, что тот хотел убить Симоненко, и был задержан по уголовному делу о мошенничестве, которого не совершал», – рассказал Кирилл Качур в рамках экспертной сессии в стенах Совета Федерации.


После нескольких месяцев в СИЗО Покровский отказался от своих показаний по делу против совладельцев «Мерлиона». Какие меры воздействия могли применять к нему в изоляторе, по всей видимости, ещё предстоит выяснить. Ещё один участник этой истории, частный детектив Александр Костев открыто заявил, что его пытали током.


Михаил Делягин, депутат Госдумы, публицист:


«Пытка, безусловно, самый болезненный аспект этой проблемы. Но вопрос стоит в самом существовании российского правосудия. Мы наглядно видим, что правосудие превращается в фарс. И раз люди не имеют доступа к правосудию, то, соответственно, это вопрос о существовании российской государственности. Возникает ощущение, что ненормальное государство ведёт войну против нормальных представителей общества. Государство в лице своих представителей их давит всеми методами вплоть до пыток».


По мнению Делягина, в истории с расследованием дела о покушении на Вячеслава Симоненко «государство производит впечатление фикции, в лучшем случае – ширмы для существования ОПГ». Впечатление это настолько сильное, что впору задаться вопросом: это Россия или Гаити?


Шота Горгадзе, адвокат, член Совета по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ:


«Человек, который сидит по правую руку от меня [Вячеслав Симоненко – ред.], находится в реальной опасности. И если вы думаете, что благодаря резонансу они не посмеют… Вы ошибаетесь. Если они захотят, они посмеют. Эти люди почувствовали вкус безнаказанности. Я знают ребят, которые вели себя подобным образом и не просто попытались, а сожгли целую семью в Кущёвке. Но эта история ещё страшнее, потому что модель поведения цапков копируют не в маленькой далекой станице, а в Московском регионе – под боком у ГСУ СК РФ, под боком у Лубянки и высшего руководства страны».


По мнению Шоты Горгадзе, процесс по делу о покушении на семью Вячеслава Симоненко должен следует сделать показательным. «Должны быть сорваны погоны у всех, кто крышевал этих преступников. Не просто сорвать погоны, это для них сейчас подарок – отправить на пенсию. Они уедут в далёкие жаркие страны, денег взяли столько, что хватит и их потомкам. Нет, ребята, посадочки! И, пожалуйста, если будет составляющая доказана – никаких «красных зон». Только в общую тюрьму, где сидят те, с кого раньше брали», – считает адвокат.


Господин Горгадзе обратил внимание на подписку о неразглашении, которую следователи взяли с Вячеслава Симоненко. Он считает, что это также может указывать на коррупционную составляющую в деле, поскольку речь идёт о банальном покушении на убийство, а вовсе не о разглашении гостайны или преступлении против половой неприкосновенности несовершеннолетних, в которых такие действия следствия абсолютно логичны.


Василий Колташов, экономист, публицист, директор Института нового общество


«В 2000-е годы в России создавалась вертикаль власти. Что мы видим сейчас? У нас возник такой административно-коррупционный федерализм. Какой-нибудь отдел СК, какое-нибудь его территориальное подразделение реализует собственную политику: экономическую, социальную, репутационную. К чему приведёт дальнейшая эволюция таких структур? Несколько лет назад на Западе была выдвинута теория оболочечного государства. Что вот эта вот вся система, очень жесткая, она не нужна. Не нужна правоохранительная система, не нужна армия, не нужны депутатские корпуса разного уровня – государство должно быть оболочкой, системой подрядов. Раз у вас это является коррупцией — это надо легализовать, и тогда, согласно этой теории, это перестает быть коррупцией. И если мы дальше будем двигаться вот этим путём, мы получим катастрофические последствия и для экономики, и для общества. Одни будут грабить других и у них всегда будет для этого основание и защита».


Такому оболочечному государству Василий Колташов противопоставляет государство в его традиционном понимание – такое, которое признает наличие прав у каждого человека и намерено их защищать. Именно поэтому, заявил он в стенах Совета Федерации, дело о покушении на Вячеслава Симоненко должно стать показательным.


Участники экспертной сессии сошлись во мнении, что на месте экс-руководителя ГК «Мерлион» мог оказаться абсолютно любой человек. «Всё, чего я добиваюсь – объективное расследование и передача дела в суд для рассмотрения по существу», – говорит господин Симоненко.


«Меня кажется важным, чтобы в законодательство были внесены поправки, которые касаются наказаний для людей, о которых говорил Шота Олегович. Они должны быть не просто уволены с работы. Вместе с уголовным преследованием они должны лишаться званий и социальных гарантий. Если человек не хочет давать показания, он может их не давать, это право гарантирует Конституция. А если он готов говорить, никто не может оказывать на него давление с целью изменить эти показания или отказаться от них. Должны последовать примеры, что так делать нельзя, иначе это будет продолжаться», – подвела итог встречи Елена Афанасьева.

Источник: Минправда